Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

мона лиза

Чудесные куклы от Евгении!

Доброго дня, ибо он не может быть другим, если вы познакомитесь с очаровательными созданиями талантливой девушки, начинающему (с большим будущим, я уверена!) мастеру кукольного дела из Одессы  - Евгении eugeniaanddolls
За короткий срок, с нуля, Женя создала несколько работ, в которые невозможно не влюбиться! Кроме того, она замечательный светлый человек, с которым дружить - одно удовольствие для души!
Хочется пожелать ей творческого вдохновения, лишний часок в сутках и удачи!
 Тедди-долл Маковка - 23 см

Тедди-долл Зефир - 23 см
Collapse )
Варька

Санины мысли))

Сейчас Санька гостит у нас - вернее, едет-то он к бабушке, а мучает Олю)))) Тут на вопрос мамы по скайпу, как он там поживает, ответил: "Хорошо! А Оля - ужасно!"))))))))))))))))))))

Collapse )



мона лиза

Вопреки.Часть 8. Ухудшение.

Два года мы купались в любви –  я уверена, такое бывает только раз в жизни. И, наверное, это дается Свыше, ведь многие даже за всю жизнь не испытывают чувства, когда хочется летать, и весь мир улыбается тебе.
Спустя 3 года Сережка оставался все также нежным, но я замечала, что он стал чаще  уходить «в наряды»,   встречать на машине вечером какого-то несуществующего " полковника", «париться в бане можжевеловым веником» и, якобы, от этого у него царапины на спине… Порой он приходил с чужим запахом женских духов, но уверял, что это солдаты в казарме набрызгали… Я закрывала глаза на все – страх потерять его был сильнее, чем гордость.
Но однажды нам пришлось поговорить начистоту – у меня начались непонятки по-женски. Понимая, что это с воздуха не прилетает, я проверилась у гинеколога. Диагноз был неутешительный – 3 инфекции сразу! Он всячески старался обелить себя, мол, не изменял, и не понимает - ОТКУДА это! Обвинять меня было бы верхом глупости и бесстыдства, поэтому нам пришлось обоим принять сразу несколько тяжелых антибиотиков. Ему – как с гуся вода, мне – с моим низким иммунитетом – критически((...
Я моментально как-то поникла, слабость нарастала, и к концу лечения я «благополучно» получила рецидив юолезни с прогрессированием в нижних конечностях.
Все домашние дела уже давались с трудом, я порой готовила, опираясь на край стола, но все же пекла его любимые  вкусняшки.
Я все еще очень сильно любила его, и понимала, что это бывает в каждой семье, просто об этом стараются молчать. Все также, с нежностью ухаживала за ним, как за ребенком – мыла обувь, пришивала воротнички на военную форму, самые первые пирожки несла ему. Кофе в постель был обязательной частью утра. Люблю и что?! Не я первая, не я последняя! Я ЖИЛА им!
Через полгода мне стало настолько плохо, что я уже не могла самостоятельно спуститься с лестницы. На очередном ВТЭКе на меня с грустью посмотрели, и дали вместо 2 группы - 1 бессрочно, поставив тем самым жирный крест на моей жизни. Но фиг я собиралась сдаваться, не в моих это правилах!
 Я цеплялась и карабкалась всеми силами, которые еще оставались у меня в душе! А тень от недоверия к Сережке становилась все темнее…
Испугавшись такого резкого ухудшения, нам пришлось ехать в Москву. В приемный покой клиники Сережка занес меня на руках. Немного отдохнув, мы поднялись на знакомый 9 этаж и вошли в кабинет Ипполитова. После небольшой нотации, что я должна была позвонить, прежде чем пить все то, что мне выписал гинеколог, Христофорыч достал мою карту и начал писать рекомендации. Для снятия этого состояния мне необходимо было пропить курс больших доз преднизолона. Я знала, что теперь буду поправляться, как на дрожжах, но другого выхода не было.
 Со слезами я начала пить по 10 таблеток через день. Моя внешность менялась, как в страшном кино – я сильно поправилась, лицо стало одутловатым, руки надулись, но ради него я готова была не вспоминать, что причиной моего теперешнего состояния была его неверность и обман. Я переживу это, я сильная!
Прошел год, а я все не могла начать снижать гормоны -  с каждой убавленной четвертушкой мне становилось хуже. Казалось, что эта безвыходная ситуация может погубить меня в прямом смысле. Сердце и почки уже конкретно давали о себе знать, я задыхалась, если проходила всего 1 этаж. Каждое утро я молила Бога, чтоб он дал мне силы ПРОСТО встать! А поднявшись, я еще умудрялась делать всю работу по дому, да еще шить на заказ. Время было тяжелое, поэтому заказы на пошив были конкретной подмогой семейному бюджету. Свекор всю жизнь ездил в загранкомандировки, но деньги давались только Сережке, и только на шмотки и машины. Свекровь тоже баловала его деньгами, да еще, как мать, покрывала похождения налево, боясь скандала.
Я, стараясь не падать духом, начала шить кукол. Свои первые текстильные куколки в русских костюмах я продала именно в тот момент – моя старая знакомая выставила их на Вернисаже в Москве, и их купили туристы из Америки и Китая.
Продолжение следует...
9 ЧАСТЬ
мона лиза

Вопреки. Часть 1. Детство.


Когда-то, давным-давно, на свет появилась еще одна махонькая девочка со своей судьбой …
Садик я не взлюбила сразу. В годик меня отдали в ясли, я орала там целый день и не притрагивалась к еде. Мама уходила, отодрав от себя мои ручонки, и тоже ревела полдороги.  А днем меня отдавали ей с распухшими от слез глазами, почти как у лягушки – мокрыми и жалостливыми. Нянечки сетовали, что я не ела совсем, давали кашу со стола, мама начинала кормить и, я с жадность голодного ребенка хватала вместе с воздухом эту невкусную жижу, не переставая всхлипывать.  После нескольких недель мучений – моих  и маминых, с садиком завязали, оставив меня на попечение старой прабабушке Кате. Задумка водить в садик спустя 4 года, не увенчалась успехом, даже с красивыми бантиками и в эксклюзивных платьицах – все те же слезы и страдания. Даже не знаю, почему мне так не нравился сад? При каждом утреннем приближении к высокому дому с длинной лестницей на холме, я начинала сжимать мамину руку все сильнее и непрерывно повторяла: «Забери меня пораньше! Еще, когда все спать будут!» Единственное, что меня иногда туда притягивало – это занятия по рисованию, аппликации и лепке из пластилина. Видимо, уже тогда зарождалась способность к творчеству, и мне это нравилось.
 Летом я радовалась бабушкиным ромашкам, посаженными в полисаднике, жучкам и бабочкам, душистым яблокам, свисающим так низко, что я сама могла сорвать себе то, которое смотрело именно на меня.
Зимой дед Коля водил меня в лес, и там, находя веточки у сосен, похожие на краники, «наливала в ведерко воды», чтоб покормить «кухоку» (почему-то я так называла свинью, которая жила в сарайчике, рядом с домом бабушки Клавы и деда Коли). Я была первой внучкой и, пока, самой любимой! Меня баловали все – начиная от дедов-бабок, заканчивая дядькой – молодым Сережкой, маминым братом. Сережка очень тянулся ко мне сердцем, всегда, до самой его нелепой смерти, называл именно племяшкой! Бабушкин дом, с вышитыми скатертями и самоваром в саду на круглом гостеприимном столе, навечно останутся в моей памяти….
Жили мы в прекрасном месте нашего поселка -  напротив двухэтажки была березовая аллея с заливистым соловьем, рядом – озеро и лес, а позади дома, за огородами– огромное поле ржи с васильками…
Между полем и домом был летний стадион с воротами и скамеечками для болельщиков, и сараюшками для переодевания футболистов. Так что, матч мы могли смотреть  прямо из задней двери своего сарая или с грядки помидоров. Частенько мяч залетал прямо на наши посевы, и тогда оголтелые футболисты лихо перемахивая через забор, мощными бутцами давили все на своем пути, включая душистые помидоры.
Я росла обычным ребенком – болела только простудой, любила допоздна бегать на улице, играть в «синие стрелы», «салочки», закапывать стеклянные секретики с фантиками, но больше всего мне почему-то запомнилась «садошка». Именно  «садошка», а не  «классики»! Как только появлялись первые проталины, все девчонки после школы собирались здесь, возле черного кусочка земли возле теплотрассы. У каждой была своя садошка -  у кого-то баночка из-под вазелина, наполненная землей для веса, у кого-то от маминого крема для рук, баночки из-под гуталина и просто плоские камушки, если уж родители ничего не выделили. Самые крутые «садошки» были у Тамарки из 32 дома и Таньки с моей площадки. Их родители часто ездили в Москву, и привозили вкусные леденцы-монпасье в красивых расписных коробочках…
Все лето проходило в беготне на озеро – мы почти жили там. Озеро находилось совсем рядом с домом, из окна было видно это старое русло Оки и от этого – длинное и широкое. Набирали огурчиков, душистой грушовки из бабушкиного сада, старенькое одеялко и мчались загорать и купаться до посинения. Иногда и влетало – сижу в воде, а мама с берега зовет вылезать. Кормлю ее «минуточками», уж так хочется еще поплескаться, а потом, когда ее терпение заканчивается, огребаю по мокрой заднице хороший шлепок и, почесываясь, молча иду по сухой, горячей тропинке домой...
31 августа мне исполнилось 7 лет, и  утром 1 сентября я пошла в школу! Все было ново и интересно. Трехэтажная  красивая школа - блестящие свежевыкрашенные парты, большие зеркала. И опять-таки, больше всего мне нравились уроки труда и природоведение. Как позже выяснится, я  - гуманитарий с врожденным правописанием, как говорила моя учительница, по русскому языку, Любовь Александровна, а вот точные науки я не понимала и не любила!
 1 октября родилась моя сестренка, которую назвали Александрой. Маленький мягкий комочек, который пах молоком и кашей, сразу же покорил мое сердце! Я очень быстро научилась пеленать ее и нянькалась с большим удовольствием.
 Потом, когда Сашка подрастала, и я, соответственно, тоже – особого рвения не было, разве маму не смела ослушаться, поэтому сидела сколько скажут, и с радостью давала покатать коляску соседним девчонкам, которые иногда дрались за право на минуточку побыть «мамой». Я очень ее любила – маленький ангел с локонами шелковистых волосиков… Ну, разве ангелы могут не нравится?! Всегда заступалась за свою кроху, если та шкодила, и, естественно, влетало мне. Раз такая рьяная заступница – получи веником! Потом, спустя много лет, Саша сыграет в моей жизни очень важную роль, данную Свыше – она спасет мою жизнь...

Первым потрясением, которое я испытала в детстве, была смерть моего отца. В 34 года он трагически погиб  в автомобильной аварии. Был жаркий июнь. Я находилась в пионерском лагере, но почему-то в этот день мне совсем не хотелось играть и веселиться. Я села на качели и стала медленно раскачиваться, уставившись в одну точку. Воспитатели и повара уже знали об этой страшной новости, но не осмеливались мне сказать, а я будто чувствовала… На протяжении жизни я еще не раз испытывала странное чувство перед плохими событиями, вероятно это и есть интуиция, но об этом позже. А тогда мне было только 10 лет. Вечером, когда стемнело, за мной пришла двоюродная старшая сестра, чтоб забрать домой.
Я хорошо помню тот ужас от увиденного, казалось чужого, ободранного лица в красном гробу. Запах свежевыструганных досок еще долго мучил меня на протяжении многих лет. Тогда, когда гроб с телом отца вынесли из дома, я даже не смогла попрощаться с ним  – просто вцепилась своими маленькими ручонками в колья забора и громко плакала. Я не понимала, что происходит: почему вдруг заиграл оркестр, надрывая ушные перепонки своими пьяными трубами и оглушающими барабанами, почему так страшно голосят, почему все это произошло именно с нами?
Мама осталась молодой вдовой, а мы, как называли нас бабки, сИротами…
Целый год отец мне снился, я боялась этих снов – в них он всегда приезжал на огромном белом скакуне, ростом с 2-х этажный дом ко мне под окно, и долго звал  или оглушительно смеялся. Конечно, детская психика очень тяжело справлялась с таким потрясением, но время шло, как-то лечило, да и мама снова вышла замуж.

Славик был моложе ее, симпатичным городским пижоном, который играл на гитаре и сам мог сшить себе брюки. Тогда я еще не знала и не предполагала, что этот чужой человек поделит мою жизнь  на ДО и ПОСЛЕ.
Продолжение следует…
2 ЧАСТЬ
Варька

Шоколадный кексик

Вспомнила сегодня, что давненько не пекла ничего. Вот, настроение было шоколадное...))
Растопить 150гр маргарина и 50гр масла сливочного, добавить 4 ст.ложки какао, ваниль, 1.5 стакана сахара и 0,5 стакана молока. Все перемешать, вскипятить и остудить. Несколько ложек отлить в чашечку для глазури. Далее, в массу добавить 2 стакана муки, 0,5 ч.ложечки соды или разрыхлителя теста пакетик, 4 яйца. Я еще добавляла изюм, предварительно замоченный в кипятке на 20 мин. Выпекается в форме для кекса, но можно просто поставить в середину формы круглой банку пустую жестяную. Смазать форму и вылить массу. Готовится приблизительно 40 мин. на слабом огне в духовке. Когда немного остынет, сверху покрыть глазурью ( я к тем ложечкам, которые отливали для глазури, добавила растопленную шоколадку с 1 ст.ложкой сметанки, сверху посыпала рубленными орехами и на стол!
Пока я тут по инету лазала, мне достался только кусочек, называется "поровну" поделили))))))